The Playroom

Oblogka_Igrovaia_komnataВ 2012 году на американские экраны в ограниченном прокате вышел фильм Джулии Дайер «Игровая комната», описывающий один день из жизни американской семьи в 70-е годы XX века. Тема взаимоотношений детей и родителей в американском кинематографе, как правило, рассматривается в нескольких плоскостях: это либо истории о гиперопеке и торжестве семейных ценностей, с улыбающимися стопроцентными американскими семьями, либо рассказы о настоящих отцовских и материнских подвигах, либо трагедии, зачастую основанные на реальных событиях. Большинство комедий, таких как «Знакомство с родителями», «Отец невесты», «Свадьба лучшего друга», «Оптом дешевле» и т.д. рисуют идеалистическую картину, где даже разногласия возникают из-за любви и заботы (пусть порой и чрезмерной), где царит взаимопонимание между старшими и младшими членами семьи, а главными приоритетами являются интересы детей, их мысли, чувства и желания. Стремление защитить своего ребенка – это естественное желание каждого родителя и некоторым приходится делать немыслимое для того, чтобы выполнить свой долг. Так, матери Форреста Гампа из одноименного фильма приходится поступаться честью для того, чтобы ее сын учился в нормальной школе, герой Уилла Смита из картины «В погоне за счастьем» балансирует на грани, прикладывая невероятные усилия, для того, чтобы мир для его сына не был раскрашен в черные цвета, а героиня «Подмены» в исполнении Анджелины Джоли борется со всем миром.

Однако, в кино, как и в жизни, бывают как счастливые семьи, так и несчастные, как хорошие родители, так и плохие. Так, Астрид, юной героине картины «Белый олеандр», приходится пройти тяжелый путь раннего взросления, после того, как ее мать Ингрид отравила своего любовника и попала в тюрьму, откуда она продолжала манипулировать сознанием девочки, а четверых юных Доллангенджеров из «Цветов на чердаке» родная мать, пытаясь вновь обрести личную жизнь, обрекла на мучительное заточение под крышей, где они провели несколько лет полных голода, страданий и ужаса. В отличие от столь одиозных персонажей, родители из картины Джулии Дайер выглядят вполне нормальными социально адаптированными людьми, а сама семья вполне традиционна – подтверждением тому служит семейный ужин с непременными вопросами об успеваемости и даже совместной игрой в слова. Однако эта картина – только поверхность айсберга, под которым скрывается целый пласт отношений: равнодушие и черствость с одной стороны и яростное желание любви и внимания с другой. Родители и дети здесь –два разных мира, между которыми, по мере взросления последних, все меньше точек соприкосновения, дети стремятся компенсировать недостаток внимания ежедневными рассказами о волшебных путешествиях в вымышленную страну, родители ищут утешения в других источниках, но несчастны и те и другие. Джулия Дайер не дает ответы на вопросы, она не морализирует и не критикует, но нарисованная ею картина ужасает своей простотой и безысходностью, поведение родителей здесь — это квинтэссенция эгоцентризма и трусости, нежелания брать на себя ответственность, что только подчеркивается сплоченностью детей и их заботой друг о друге.

Сюжет

Америка 70-х годов, сексуальная революция добралась и до сонных пригородов, смущая умы даже вполне почтенных супружеских пар. Четверо детей благополучной семейной четы предоставлены сами себе, каждый вечер, закрывшись в игровой комнате, являющейся центром их маленького мирка, при свете свечи они рассказывают друг другу историю о детях, которые живут без родителей, причем в устах каждого ребенка история приобретает новый поворот, ярко отражая индивидуальные чувства и переживания. Мегги, самая старшая из них, фактически берет на себя все материнские функции, она приглядывает за детьми, делает с ними уроки, чинит их одежду и укладывает спать. В один из обычных дней, вернувшись из школы, дети привычно убирают следы вчерашней вечеринки родителей, причем не только грязную посуду и мусор, но и личные вещи, неизвестно как оказавшиеся посреди гостиной. После они читают газету и обсуждают арест Патриции Херст, арестованной за соучастие в ограблении банка. Мегги спускается в гараж и открывает дверь своему другу Райену – именно в этот день она теряет невинность. Подростки еще были в гараже, когда домой приезжает мать детей, Райен уезжает домой, а Мегги поднимается наверх. Ни на кого не глядя, мать выпивает порцию спиртного, около нее крутится младшая дочь Лиззи, всячески пытаясь обратить на себя внимание, Кристиан, второй по старшинству, уже смирился с родительским безразличием, он читает книгу и не прерывает своего занятия, даже когда приходит отец. Стремясь побыстрее отделаться от домашней рутины, мать на скорую руку жарит на ужин яичницу с беконом и только у Мегги хватает решимости сказать, что они уже ели это блюдо на завтрак, остальные смиренно принимаются за ужин.

Во время ужина вновь поднимается тема ареста Патриции Херст и родители настаивают на ее безусловной виновности, Мегги же считает, что она скорее жертва, в ее яростном стремлении защитить обвиняемую в преступлении есть момент отождествления, она чувствует себя такой же пленницей, принуждаемой к действиям. Лиззи, младшая дочь, предлагает поиграть в слова, отец выдает каждому задание и они произносят слова по буквам. Дети счастливы, однако родители мгновенно теряют интерес к семейному времяпрепровождению, как только раздается дверной звонок – пришли их друзья, которые проводят в их доме практически каждый вечер, распивая спиртное и играя в карты. Мегги убирает со стола и уводит детей наверх, где в игровой комнате они предаются излюбленному развлечению – рассказывают истории о том, как счастливы и свободны могут быть дети в чудесной стране, куда нет доступа взрослым и где царят счастье и покой, а возраст обитателей этого места не превышает 16 лет, ведь став старше они становятся взрослыми, а значит смогут захватить власть и изменить этот мир. Тем временем, внизу события разворачиваются весьма неожиданно…

Персонажи

Мартин Кентвелл – глава семьи, преуспевающий адвокат, знающий ответы на множество вопросов, касательно устройства вселенной, но запутавшийся в отношениях в собственной семье. Трусливо избегающий конфликтов, он закрывает глаза на происходящие события, заставляя верить себя и окружающих, что все хорошо. И даже, когда ему в лицо бросают неприкрытую правду, он уходит от проблемы, выбирая путь наименьшего сопротивления. Донна Кентвелл – мать четверых детей, которая открыто тяготится материнством, переложив большую часть обязанностей на плечи старшей дочери. Она отчаянно пытается стать счастливой, и принести для этого в жертву собственный брак, детей, моральные принципы для нее не составляет труда. Мегги Кентвелл — старшая дочь в семье, фактически взвалившая на себя все обязанности матери. Она не просто ухаживает за детьми и делает с ними уроки, именно Мегги следит за их распорядком и учит танцевать, отвечает на многочисленные вопросы и стремится защитить остальных детей от родительского равнодушия, именно она центр их вселенной, человек, который делает этих детей по-настоящему близкими людьми. Мегги старается смирится с эгоцентричностью матери и слабостью отца, однако именно ее они ранят как никого другого.

Кристиан Кентвелл -второй ребенок в семье. Подросток, он уже отчетливо осознает, что их семейная лодка неуклонно идет ко дну, поэтому старается найти собственное спасение от боли – отгораживается за стеной мнимого равнодушия. Однако раненные чувства прорываются в его рассказах и поступках (вроде прогулки по крыше), которые обнажают всю боль и смятение,которые испытывает мальчик. Дженни Кентвелл – ребенок, который больше всего на свете жаждет родительского одобрения. Она еще не достигла возраста, когда открывается вся правда о взрослых, поэтому искренне верит, что если будет послушной и хорошей девочкой, то родители непременно будут ее любить. Она единственная из детей ластится то к отцу, то к матери, с готовностью подхватывая их предложения и идеи, у нее всегда наготове книга анекдотов, истории из которой она зачитывает гостям семьи, стремясь побыть с взрослыми как можно дольше. Истории, рассказанные Дженни в игровой комнате, полны вдохновения и надежды, они пронизаны искренней верой в лучшее, которая и отличает эту девочку от разочаровавшихся в жизни братьев и сестры. Сэм Кентвелл — младший из детей, несмотря на юный возраст, он вполне самостоятелен, и пытается решить собственные проблемы, не привлекая взрослых. Самый большой авторитет для него старшая сестра, недаром он весь вечер повторяет произнесенные ею слова. Как и в других детях, в нем тлеет огонек недовольства родителями, но чувства его запрятаны достаточно глубоко и прорываются только в тайных актах вандализма. Райан – друг Мегги, ее первая любовь, он по-своему заботится о девушке и готов прийти к ней на помощь по первому зову. Надя Нотс и Кларк Нотс – друзья семьи, с которыми старшие Кентвеллы проводят практически каждый вечер, пренебрегая родительскими обязанностями. Не имеющая собственных детей Надя, глядя на своих приятелей, полагает, что быть родителем -это весьма необременительно, и что дети приносят только радость. Ее супруг же считает, что дети жестокие и злые, поэтому предпочитает держаться от них подальше.

Детство глазами Джулии Дайер

Режиссер картины Джулия Дайер весьма трепетно относится к собственному детищу. Фильм был снят по сценарию ее недавно умершей сестры, а в его создании участвовал и их брат, что, несомненно, делает эту работу не только семейной, но и частично автобиографичной, ведь в характерах персонажей присутствует многое от юных Дайеров. Режиссер полагает, что рассказы у костра — это самая первая форма общения, поэтому она помещает своих героев в классическую ситуацию – дети сидят в темной комнате, отблеск пламени свечи падает по сторонам, создавая причудливые тени, и звучит традиционное: «Давным-давно…». Она утверждает, что в «Игровой комнате» — детство обладает собственной культурой, ритуалами, фольклором и традициями, это отдельный микромир, позволяющий детям чувствовать себя единым целым и придающий смысл их существованию. По словам режиссера, основной посыл фильма, продемонстрировать.что детство не так однозначно, как это воспринимается с высоты прожитых лет, что взросление – это мучительный этап, настоящая Одиссея, когда необходимо преодолевать невероятно сложные препятствия и разобраться в себе, в собственных целях и желаниях, вывести некий личный нравственный императив и, возможно, принести жертвы, как это пришлось сделать Мегги. Джулия Дайер не скрывает, что ее творчество строится на попытке совместить натурализм и особую лирику присущую европейскому кинематографу с такими неотъемлемыми особенностями американских фильмов как черный юмор и сокрушительный драматизм, и фильм «Игровая комната», по ее словам, является той самой площадкой, где нашло отражение влияние как американской, так и европейской культуры.

Интересные факты

  • В фильме не раз обсуждается арест Патриции Херст – это не только элегантная возможность уточнить время действия фильма (эта реальная история получила в свое время огромный общественный резонанс и знакома каждому американцу), но и событие, оказавшее огромное влияние на становление мировоззрения главной героини фильма. Мегги Кентвелл чувствует некое духовное единство с этой девушкой, также ставшей заложницей чужих эмоций и интересов.
  • Патриция Херст в 1974 году была захвачена в университетском городке террористами и подвергалась эмоциональному, психологическому, физическому и сексуальному насилию на протяжении долгого времени. После того, как ее семья выполнила требования преступников распределить между бедными жителями Калифорнии наборы продуктов на сумму в несколько миллионов долларов, мучители девушки выпустили аудиозапись, в которой Патриция говорила, что примыкает к своим похитителям и отказывается вернуться домой. Она участвовала в нескольких ограблениях банков и в итоге была арестована сотрудниками ФБР в 1975 году. Херст судили как опасную преступницу, не приняв во внимание заявления о том, что она действовала по принуждению, не помогли и результаты психологической экспертизы, которые выявили у нее наличие посттравматического расстройства, ее приговорили к семилетнему тюремному заключению. Срок был сокращен после личного вмешательства президента Картера и общественной компании в поддержку Патриции, а полное помилование было получено только в 2001 году.