My Blueberry Nights

Oblogka_Moi_nochiФильм Вонга Кар-Вая «Мои черничные ночи», возможно, и не стал эпохальным для режиссера, но и проходным его точно не назовешь. Лента с таким «вкусным» названием просто не могла не вызвать интерес не столько к сладостям, сколько ко всему происходящему на экране. Сначала несколько слов о ее творце, культовом гонконгском режиссере. Чтобы понять, кто же такой Кар-Вай, необходимо коротко посмотреть на тот творческий путь, который был прочерчен им до этой «ночной» ленты.

Вонг Кар-Вай как явление современного кинематографа

Режиссер «Черничных ночей», общепризнанный романтик восточного артхаусного кино, с каждой своей работой добавлял себе поклонников по всему миру. Одной из первых его значительных лент стали «Дикие дни» (1990 г.). Это была вторая по счету лента тогда еще совсем молодого постановщика, которая повлекла за собой встречу с актёром Тони Люном, ставшим для Вонга постоянным творческим спутником. «Дикие дни» стали своеобразным гимном Гонконга начала 60-х, такой по себе романс о юных годах и первой любви с явно прослеживающейся авторской ностальгией. Здесь зрители впервые ощутили ставший затем фирменный знак Вонга – легкость переключения с одного персонажа на другой по каким-то несуразным, но интуитивно понятным правилам. Сюжетные перипетии зигзагообразно двигались от этапа взросления к первой любви, а затем к трагедии.

Затем последовала прорывная лента «Чунгкингский экспресс» (1994 г.), смешная и трогательная история о нежных отношениях между полицейским, загрустившим из-за разрыва с девушкой, и своенравной работницей уличного кафе. По мнению Квентина Тарантино, эта работа стала эпохальным фильмом 90-х. Сделана она во многом случайно, в период, когда застопорилась работа над эпосом «Прах времён». Вонг за две с небольшим недели снял «Экспресс», причем он стал плодом чистой импровизации. Вся лента пронизана романтическим чувством, ставшим затем «обязательным кинематографическим элементом» Вонга.

Еще две серьезные вехи в творчестве гонконгского режиссёра: первая — «Падшие ангелы» (1995 г.), некий своеобразный «ремейк» «Экспресса», построенный на исследовании первого возникшего чувства между встретившимися в большом городе двумя одинокими сердцами. Лента пронизана такой же чувственной романтикой, как «Экспресс». Вторая – картина «Счастливы вместе» (1997 г.), принёсшая приз Вонгу за лучшую режиссуру в Каннах. Эта грустная любовная история о двух геях. Вонг, как он сам в дальнейшем признался, подсунул Тони Люну специально липовый сценарий, лишь бы заманить того на съемки в Аргентину. Несмотря на столь щекотливую тематику, кино получилось чистое, проникновенное, безумно красиво снятое австралийским оператором-кудесником Кристофером Дойлом.

И, наконец, наверное, самый известный и почитаемый фильм Кар-Вая — «Любовное настроение» (2000 г.), безумно красивое и меланхоличное повествование о любви женатых соседей, волей судьбы узнавших, что их супруги изменяют им друг с другом. Эта вонговская любовная «головоломка» признана одним из немногих по-настоящему романтичных фильмов за всю историю мирового кинематографа. Парадокс, но изначально режиссер собирался с теми же героями работать в жанре легкомысленной комедии, но в процессе созидания концепция «немножко» изменилась, чему все были бесконечно рады.

Романтика на фоне непрекращающихся проблем

Жизнь многогранна в своих проявлениях. Порой она состоит из фрагментов, не связанных, казалось бы, друг с другом, но это только кажется. Каждого человека окружает много людей, обремененных своими проблемами и нередко имеющих маленькие отдушины в виде различных увлечений, для одних приятных, для других не очень. Кто-то изрядно пьет, сетуя на «вселенский заговор» против него, кто-то каждый день не мыслит без ставок на спортивные мероприятия, кто-то фанат покера, а кто-то просто ест пироги. Каждый вид такого маленького хобби и существует для того, чтобы была отметка для возврата.

Лента «Мои черничные ночи» 2007 года повествует о людях, живущих среди нас со своими многочисленными проблемами. Их жизни странным образом переплетаются по много раз изо дня в день и содержат в себе некий секрет, на разгадку которого иногда не хватает и всей жизни. Режиссер фильма Кар-Вай строит повествование об этом жизненном круговороте плавно, особо не принуждая верить в это, просто предлагая как можно мягче все принять к сведению.

Интересно, что мелодрама от прославленного гонконгского режиссёра Вонга Кар-Вая — его первый кинематографический опыт на английском языке. Сценарий он написал вместе с Лоуренсом Блоком, в основе положив китайскоязычную короткометражку, снятую самим же Вонгом. До этого проекта Вонг Кар-Вай был известен как гонконгский режиссёр, основывавший кинодействие на драматических эффектах, причем делающий это всегда тонко и со вкусом. За эту свою уникальность он и был любим и почитаем поклонниками несколько манерного авторского кино, причем он всегда «играл на своем поле». Новость об американском проекте режиссера стала большой интригой. Сработает ли его кинематографический подход и на этот раз за несколько тысяч километров от Гонконга? Ему было сложно, поскольку он не собирался радикально изменять своему, уже проработанному на многих лентах, сюжетопостроению. К тому же на этот раз рядом не было любимых Тони Люна с Мэгги Чуном, а находилась плеяда американских талантов. И местом ленты были не родные до боли знакомые улочки Гонконга, а Нью-Йорк, столица Мира, воспетый не одним прославленным мэтром кино. Американские исполнители сыграли в высшей степени достойно, независимо от масштабности предложенных им ролей от главных до эпизодических.

Первая роль известной певицы

Американская певица, рожденная под знаком Овен, Нора Джонс, известна, прежде всего, как одна из наиболее успешных музыкантов начала двадцать первого века и неоднократный лауреат престижных премий «Грэмми». Ее эмоциональный диапазон и тембр голоса нередко сравнивают с легендарной Билли Холидей. Главная роль Лизи в фильме «Мои черничные ночи» стала первым ее познанием кинематографа изнутри. Актёрскую игру Джонс оценили по-разному. Многие назвали ее игру дилетантством, но некоторые, не последние люди в мире кино, например, голливудский продюсер Харви Вайнштейн недвусмысленно заявил, что был приятно удивлен дебютом Норы и готов подыскать для неё мюзикл.

Не бывает маленьких ролей, бывают плохо сыгранные

Во многом, благодаря большому количеству персонажей второго плана получилось много интересных и запоминающихся образов. Это и эмигрант из Манчестера, владелец маленького кафе с написанным кириллицей названием «Ключ» в искрометном исполнении сентиментального Джуда Лоу. Это и девушка Лесли, помешанная на игре в покер (ослепительно прекрасная Натали Портман). Кстати, Натали получила награду в 2008 году «Золотое песо» в номинации «Лучшая женская роль второго плана». И полицейский Арни в блистательном исполнении Дэвида Стрэтэйрна, находящий каждый вечер в стакане виски единственный смысл и проблеск в жизни после того, как от него ушла жена. Его супруга (Рейчел Вайс), несчастная женщина, слишком поздно понявшая, что все-таки она его любила. Как видно, звездных имён для постеров вполне хватает. Все они будто снимались скрытой камерой в реальных условиях, настолько достоверна внешне и внутренне, колоритна игра актеров, которой они донесли до зрителя детали и разные интересные мелочи повседневных реалий, на которые порой просто не обращают внимания. Актерские работы выглядят на загляденье, ведь «вкусно» и захватывающе Вонг всегда умел снимать, а англоязычный дебют лишний раз это подтвердил.

И еще один самостоятельный, немаловажный персонаж картины – само кафе «Ключ». Оно выступает своеобразной иллюстрацией к философским рассуждениям о дверях, какие стоит открывать, а какие нет. Оно также и «место встречи, которое изменить нельзя», и место, куда хочется возвратиться. Именно в «Ключе» надолго запомнится поцелуй на барной стойке и мороженое, красиво тающее в черничном пироге, в пироге не простом, а с изюминкой, поскольку его никто не берёт, в отличие от сырного или яблочного.

Музыкальная составляющая романтической истории

Атмосфера «Ночей» была бы неполноценной без музыки. Она разная и довольно необычная. У нее весьма запоминающийся мотив, и при этом она не лишена мелодичности, хотя композицию сложно назвать выдающейся. Музыка служит своеобразным и достаточно живописным фоном. Она задумана не просто как звуковое оформление, а как целый музыкальный диалог: играющей Норы Джонс с поющей Норой Джонс, разнообразных действий фильма с самими зрителями. Музыкальная тема, полная печали и томления, медленно погружает зрителей в состояние почти медитативного наблюдения за человеческими чувствами. Новым веянием в кинематографической технике стал саундтрек — нервный, блюзовый, от приятного для слуха перелива тонов до истерично надрывных высоких нот, составленный по рецептуре Рая Кудера. Он фактически пульсирует в ритме развития сюжета, доводя кое-какие сцены до формата видеоклипа. Также в саундтрек «Моих черничных ночей», кроме песен самой Норы Джонс, вошли музыка Отиса Реддинга, Амоса Ли, Кассандры Уилсон и оскароносного композитора Густаво Сантаолайа.

Операторская перестановка

Австралийский оператор Кристофер Дойл, постоянно работающий в проектах (их было на тот момент одиннадцать) Вонга, не смог поучаствовать в процессе создания «Моих черничных ночей». Как раз в то время он был занят в «Девушке из воды» Найта Шьямалана, поэтому Кар-Вая вынудили искать замену и выбор его пал на французского оператора иранского происхождения Дариуса Хонджи. Дариус также выдающийся оператор, настоящий дока в своем деле, но специалисты были вынуждены констатировать — он не Дойл. Однако когда имеешь дело со спецификой фильмов Кар-Вая — это фактор довольно существенный. Стоит только гадать, что в «Черничных ночах» изменилось бы, если бы по ту сторону объектива был Дойл. Компанию Хонджи составил Пунг-Леунг Кван.

Интересные моменты и факты, связанные с лентой

  • Когда уже подходил к концу пост-продакшн, Джонс написала песню и прислала ее режиссеру с одной лишь строчкой: «Я написала песню, и это мое видение этой истории». Кар-Вай незамедлительно включил ее в картину.
  • Взаимопонимание Кар-Вая с Джонс было идеальным. Единственная маленькая проблема, возникшая в процессе создания фильма, состояла в том, что Нора не могла работать все десять 10 часов без «обеденного» перерыва, а Кар-Вай не любит «по мелочам» тратить время.
  • В жизни Вонг Кар-Вай, впрочем, как и Джонс, терпеть не может черничный пирог, считая его приторно сладким.
  • Картиной Вонга Кар-Вая «Мои черничные ночи» открывался юбилейный 60-й Каннский кинофестиваль, причем «пионерами» красной ковровой дорожки в тот год стали Нора Джонс и Джуд Лоу. Кстати, работа над лентой продолжалась буквально до самого открытия фестиваля: за месяц до него фильм еще не был готов, и все заинтересованные лица гадали, сможет ли Кар-Вай закончить свой первый англоязычный фильм в срок. Все помнили печальную историю с его предыдущей картиной, «2046″: она был включена в основную программу Каннского фестиваля 2004 года, но режиссер тогда не успел закончить монтаж. Лишь за несколько часов до премьерного показа он привез во Францию черновую версию картины, а окончательный вариант вышел спустя несколько месяцев.
  • Картина снималась в Нью-Йорке в районе Сохо, Кальенте, Мемфисе и Лас-Вегасе. В мировом прокате лента «Мои черничные ночи» с бюджетом в $10 млн. собрали порядка $22 млн. долларов.
  • Кроме Каннского кинофестиваля лента был показана на кинофестивалях в Вальядолиде (Испания), Гамбурге и Мюнхене (Германия). «Ночи» в США вышли в ограниченном прокате. Кар-Вай номинировался в Каннах на «Золотую пальмовую ветвь».

В заключении стоит отметить, что лента стала несколько необычной для режиссёра, чьим романтическим «Любовным настроением» и «Чунгкинским экспрессом», классическим артхаусом с Востока, восторгаются миллионы его почитателей. Но она также стала заметным явлением в мире кино, в ней немало нового: это и крутая смесь роуд-муви и истории отношений, манерной эстетики Гонконга и хорошего голливудского стиля, это и дебютная работа Норы Джонс, пополнившей свой творческий багаж опытом и знаниями от совместной работы с таким мастером как Кар-Вай.