Comme un chef

Oblogka_ShefМолодой кулинар Жаки Бонно, фанат изысканной кухни и изобретатель невиданных рецептов, за месяц меняет четвертое место работы. Хозяева забегаловок и придорожных кафе, в которых повар пробует свой талант, с треском выгоняют его сразу же после начала стажировки. Их клиенты хотят есть быстро и много, а неуемный Жаки ссорится с посетителями, выбравшими неправильное вино к бланкету, дерется из-за «испорченного» соуса тартар, а вместо сосисок с картошкой фри предлагает голодным работягам равиоли на листьях дуба и морковную пенку. Пока маэстро творит, его подруга Беатрис, которой давно пора в декретный отпуск, вынуждена работать за двоих и заботится о судьбе будущего ребенка. Безграничное женское терпение иссякает в один прекрасный вечер, и пристыженный Жаки, оставив мечты о плите, отправляется красить окна в приюте для престарелых. Жена строго-настрого запрещает ему даже смотреть в сторону пищеблока, однако незадачливый повар, переквалифицировавшийся в маляра, недолго размахивает кистью на стремянке. Позабыв об окнах, он пробирается на кухню и начинает готовить для старичков тыквенный суп «Султанка» и экзотическое блюдо «Принц Жаке». Изысканное меню вызывает очередной скандал – пенсионеры привыкли к переваренной треске и пюре из аспирина, — но творение кулинара неожиданно замечает прославленный шеф-повар Александр Лагард, которому позарез нужен талантливый помощник.

Вкусное кино и гастрономические изыски

Фильм о французской кухне, ее традициях и новациях актер, режиссер и просто гурман Дэниэль Коэн хотел снять давно, потому как был уверен, что его соотечественники-кинематографисты отчего-то обделяют вниманием тему еды вообще и гастрономии в частности. Он не отрицал, что зрители до сих пор прекрасно помнят чудесные комедии с Луи де Фюнесом «Ресторан господина Септима» и «Крылышко или ножка», но эти картины создавались в далекие 60-70-е, и любители французского кино успели выучить их наизусть. Позднее, в 1996-м, появился поэтический «1001 рецепт влюбленного кулинара», в котором снялся Пьер Ришар, и он же завершил до обидного короткий список «аппетитных» кинолент Франции. Гастрономическую тему перехватили в Голливуде, что показалось Дэниэлю Коэну несколько несправедливым, и он взялся исправлять упущение коллег-соотечественников: в конце концов, кто способен рассказать о французской кухне лучше самих французов! Под девизом «Наша кухня – это часть нашей культуры» режиссер принялся за осуществление своего замысла и написал сценарий к будущему фильму, позже получившему название Comme un Chef («Твори как шеф»). Мировой прокат, которому слова comme un явно показались лишними, усек его до обезличенного «Шефа», и уже под этим названием ленту увидели в отечественных кинотеатрах.

Ингредиентами для новой «кулинарной» комедии Коэна стали: история о двух талантливых поварах, объединившихся на одной кухне, непременная тема любви, без которой французское кино как мясо без специй, и размышления о славе, честолюбии и карьере. Остроты в блюдо добавили «вечные» вопросы: класть или не класть в кастрюлю замороженные полуфабрикаты, и что ценнее – деньги или доброе имя? Конечно, все это зритель уже где-нибудь да видел. Мсье Дюшмен, герой Луи де Фюнеса, в «Крылышке или ножке» тоже сражался с недобросовестным фабрикантом, подсовывающим в дешевых ресторанчиках искусственную еду, а неотразимая Марта, шеф-повар из одноименного фильма, побеждала у плиты конкурента. Был еще и крысенок-гурман Реми, герой оскароносного «Рататуя», как две капли воды похожий на Жаки Бонно. Он тоже твердил своим прожорливым сородичам о культуре еды и подвергался шумным и несправедливым гонениям, ибо крыса на кухне – страшный сон парижского ресторатора. Однако ни об авторских заготовках, ни тем более о плагиате речь здесь не идет. Создавая своего «Шефа», легкое кино для отдыха в выходной день, Коэн использовал традиционную рецептуру, однако ингредиенты все же добавлял по-своему. И уж конечно режиссер пошел дальше своих предшественников, осмелившись раскритиковать модный ресторанный тренд — молекулярную кухню, кулинарного монстра нашего времени, и ее поваров, смешивающих в мусс селедку, дыню и жасмин.

Звездочки от Michelin

Александр Лагард, шеф-повар трехзвездочного ресторана Cargo Lagarde, величественно обходит свое заведение. В обеденном зале со всех сторон слышатся восторженные охи и ахи: лук порей под мелиссой сегодня особенно хорош. Посетители, вкушающие нечто изысканное, политое чем-то непонятным, приветствуют мэтра довольными улыбками и заверяют, что его авторские блюда, как обычно, великолепны и неповторимы. Сам же Лагард, приветливо улыбающийся в ответ, озабочен двумя насущными проблемами. Во-первых, у него до сих пор нет идей, касающихся нового весеннего меню, а во-вторых, владелец ресторана, ушлый бизнесмен Станислас Матте, пригрозил разорвать контракт с шеф-поваром, если его кухня по-прежнему будет отказываться от замороженных полуфабрикатов. Лагард прогнозируемо пренебрег угрозами и попал в жесткий переплет. Запуганные бизнесменом зеленщики отказались продавать ему свежие овощи, а оба помощника тут же получили место в других ресторанах и покинули Cargo. Хуже того, бессовестный Матте пообещал, что в заведение непременно наведаются особо пристрастные гиды Michelin (эксперты компании, присваивающей рейтинг и звездочки), убедятся, что кухня уже не та, и снимут с Cargo одну звезду.

Последнее для репутации ресторана действительно смерти подобно. Французские рестораторы и гурманы и по сей день помнят трагическую смерть всемирно известного шеф-повара Бернара Луазо, застрелившегося после визита мишленовских критиков, лишивших звезды его заведение, и последующих отзывов в прессе. Спасти Лагарда может лишь чудо, и это чудо зовут Жаки Бонно. Молодой кулинар беседует с овощами, по запаху определяет ингредиенты любого блюда и без спросу добавляет корицу в мясо ягненка (вместо мяса серны). Беатрис запретила ему и думать о ресторанах, однако любовь к кухне временно берет верх над любовью к подруге, и Жаки решает променять гарантированный заработок маляра на бесплатную стажировку в Cargo Lagarde. Разумеется, нечего хорошего из этой затеи выйти не может: подуставшего шеф-повара, растерявшего свой талант и былую хватку, ждет фиаско, а его нового помощника – гарантированная безработица. И без того скверное положение осложняется тем, что дочь Лагарда в день визита гидов Michelin защищает диссертацию и просит отца поддержать ее своим присутствием. И, конечно, подлинной катастрофой становится известие, что гастрономические критики, которые вот-вот заглянут в ресторан, являются приверженцами презираемой обоими поварами молекулярной кухни.

Химия в кастрюле

Желаете леденец из креветки и кардамона? Или мусс из лягушачьей лапки с клубничной ноткой? А может, шампанское с азотом или виртуального кальмара? Это не сет-меню будущего из фантастики Станислава Лема, а блюда модной молекулярной кулинарии – писк ресторанного искусства. Ее «придумали» физик-ядерщик Николас Курти, к несчастью оказавшийся кулинаром-любителем, и повар Элизабет Томас, которой повезло выйти замуж за физика-теоретика. Суть их кухонных экспериментов и изысканий заключалась в том, чтобы создать блюда-трансформеры, шокирующие на вкус и непонятные на вид, горячие изнутри и ледяные снаружи – словом, не еду, а новые ощущения. Продукт, по мнению молекулярных кулинаров, следует избавить от всего «лишнего», оставив в чистом виде вкус и запах. Поэтому кухня, на которой они творят, по оснащению не уступает химической лаборатории: центрифуга, роторный испаритель, азот и сухой лед.

Традиционалисту Лагарду, который не привык издеваться над едой, в жизни не осилить этих превращений. На тартинку с костным мозгом, напоминающую вязкий плевок неопределенного цвета, он смотрит как на личного врага, оскорбившего его чувства. Игра, похоже, сделана, и торжествующий Станислас Матте уже планирует, как будет выглядеть ресторан после изгнания строптивого шеф-повара.

Работа над проектом

Приступая к проекту Comme un Chef, Дэниэль Коэн основательно изучил особенности отечественной кулинарии, как традиционной, так и молекулярной, и прочитал много специальной литературы. Особенно пригодилась ему «Химия в вашей кастрюле», сочинение Таса Эрве, ученого-химика, попытавшегося примирить оба кулинарные направления. Образ Александра Лагарда, по словам Коэна, ставшего автором сценария, был списан с известного французского ресторатора Алена Пассара и некоторых его парижских коллег (надо полагать, с Алена Дюкаса и Пьера Ганьера, поваров, консультировавших проект). Зато упрямый и эксцентричный Жаки Бонно был полностью придуман автором, признавшимся, что изначально планировал отдать эту роль Микаэлю Юну. Названия блюд, прописанные в сценарии, тоже принадлежат фантазии Коэна, который сочинил их, предварительно проконсультировавшись с профессионалами – шеф-поваром Пассаром и другими рестораторами. Кстати, почти все блюда, показанные в фильме, были бутафорскими, сделанными из пластика, но их готовка и дегустация – самой настоящей.

На роль Александра Лагарда авторы проекта решили пригласить Жана Рено: тот идеально соответствовал образу своего героя – увлеченный работой профессионал старой закалки, несколько авторитарный и преисполненный чувства собственного достоинства. Звездный актер дал положительный ответ на предложение режиссера, однако на тот момент был занят на площадке другого фильма, поэтому съемки «Шефа» пришлось перенести. Позже он шутил, что согласился сняться у Коэна, потому что сам любит поесть, ценит искусство гастрономии, а по уик-эндам охотно занимает место у плиты. Как и планировал режиссер, партнером Рено по фильму и кухне стал Микаэль Юн — комик, радиоведущий и лидер пародийной группы Fatal Bazooka. Поклонники французского кино запомнили его по комедийным лентам «Неудержимый» и «Курьер», где он сыграл главных героев, а также по режиссерскому дебюту — фильму «Фаталь», киноверсии приключений безбашенного рэпера из той самой группы Fatal Bazooka. Во Франции, кстати, эту комедию посмотрело более миллиона зрителей. Дэниэль Коэн утверждал, что в его фильме Рено и Юн прекрасно дополняли друг друга, а на площадке сразу же установилась атмосфера взаимоуважения и взаимопонимания. Кстати, на вопрос журналистов, какой из кухонь лично он отдает предпочтение, Микаэль Юн абсолютно серьезно отвечал, что ему по вкусу pissaladiere – пирог с луком и анчоусами, сладкий и соленый одновременно. Режиссер, правда, посчитал, что одной любви к пирогам для работы на площадке явно недостаточно, поэтому исполнителю роли Жаки пришлось целую неделю стажироваться в школе кулинарного мастерства одного из консультантов фильма – шеф-повара Алена Дюкаса.

Съемки комедии «Шеф» начались в мае 2011, продолжались два месяца и проходили в Париже и окрестностях. Любопытно, что рестораном Molecular, где посетителей потчуют салом тунца в томате и клубникой-молнией в пробирке, стал подвал Института арабского мира. Разумеется, после того как над его антуражем поработала команда художника Юга Тиссандье («Заложница», «Такси 4» и «Жанна Д’Арк»). Кроме профессиональных актеров, у Коэна снимались настоящие повара: авторы фильма решили, что так будет быстрее, дешевле и интереснее для зрителя.

«Не смотреть на голодный желудок»!

Во Франции премьера комедии «Шеф» состоялась 7 марта 2012 года, а до этого фильм успел побывать на двух фестивалях. В январе он был показан на международном форуме комедийного кино в курортном городке Альп д’Юэз (Франция), а 12 февраля Дэниэль Коэн представил свою работу на Берлинале, правда, вне конкурса. Критики достаточно доброжелательно приняли ленту: на обзорном сайте Rotten Tomatoes ее рейтинг составил 71%, а позитивно настроенные рецензенты назвали «Шефа» «светлой комедией» и похвалили хороший вкус ее авторов (гастрономический в том числе). Обозреватели, которым показалось, что в фильме Коэна не все идеально, упрекнули режиссера в использовании стандартных заготовок и предсказуемости сюжета. По их мнению, история нисколько бы не изменилась, будь главный герой не поваром, а страховым агентом или ветеринаром, а кухня Cargo Lagarde – автомастерской или офисом. Главная мысль авторов — талант пробьется, любовь восторжествует, а красота победит – от такой перемены абсолютно бы не пострадала. Кроме того, мимо внимания немногочисленных обозревателей, метнувших в «Шефа» «гнилые помидоры», не ускользнула и традиционная шутка с тортом – ну как же без нее в «кулинарной» комедии!

Рядовые зрители, которые оказались благосклоннее придирчивых критиков, резонно рассудили, что не все фильмы призваны открывать публике новые горизонты, некоторые должны и развлекать. Они остались довольны актерским дуэтом Рено-Юна и назвали ленту «зарядом бодрости» и «замечательной комедией», перекликающейся с «Рататуем». И ругателей, и хвалителей можно понять: одни любят жареную картошку с луком, а другие наслаждаются ароматом утки в суфле из айвы с кардамоном. Нужно пожелать им лишь не спорить друг с другом по «вкусовым» вопросам и не путать столики, за которыми подаются эти блюда.