De l'autre côté du périph

Oblogka_ShutkiОтечественный кинозритель всегда чрезвычайно трепетно относился к французскому кинематографу. Мы любим и, практически, знаем наизусть все эти знаменитые приключения персонажей Пьера Ришара, Жана Поля Бельмондо, Жерара Депардье (благо, на данное время, нашего с вами соотечественника), Жана Рено и прочих. Кинофильмы с их участием давно разобраны на цитаты, а герои, чуть ли не «канонизированы», знакомые, близкие и родные, будто действительно, «наши».

Какие уж тут шуточки!

Однако новый проект Давида Шарона «Шутки в сторону» скроен совершенно из другого материала, это кино с одной стороны очень похоже на всех представителей «старой школы», если можно так выразиться, но в то же время, неуловимо напоминает американские фильмы, которыми пресыщен современный рынок киноиндустрии. Есть в этой киноленте и некоторая доля американизированного юмора (куда же без него), но честно говоря, это фильм нисколько не портит, даже прибавляет некоторые пикантные нотки в эту полицейскую историю, наполненную приключениями и забавными диалогами.

Сам режиссер родился в Париже в семьдесят втором году прошлого века, и долго шел до того момента, пока, наконец-то понял, что призвание его – снимать кино. В детстве маленький Давид, рожденный в еврейской семье, был очень живым и подвижным мальчиком, а еще, таким жизнерадостным и восторженным, что все вокруг заражались этой неуемной энергией, которая просто захлестывает и кружит голову. Давид окончил школу, а потом и университет, а первая короткометражка под названием «L’homme invisible» вышла на киноэкраны в две тысячи втором году, причем сразу же, пришлась по душе всем зрителям. Да и критики отнеслись к работе Шарона очень даже благосклонно, его труд похвалили, и это дало ему дополнительную энергию и силы.

Кроме того, Давид Шарон снял огромное количество рекламных роликов для видеоигр, например, PlayStation и Sony, а также для целой серии французских компьютерных игрушек. Все работы были сюжетными, то есть в них обязательно присутствовала какая-то история. Они были настолько интересны, что не только геймеры с удовольствием их смотрели, но и люди совершенно далекие от игрового мира. В две тысячи седьмом году, Давид снова вернулся к короткометражному кино, и снял картину «Секрет Соломона», в котором занял таких чудных актеров, как Майкл Фельдман и Лионель Абелански. Это кино, длительностью всего каких-то двадцать минут, покорило сердца всех зрителей, которые только успели его посмотреть. Но этим все не ограничилось, «Секрет Соломона» выиграл несколько престижных кинопремий, в том числе в Берлине, Брюсселе и Бресте.

В две тысячи восьмом году, кинокомпания «Serenity», видя успех короткометражек Шарона, предложила ему заняться режиссурой проекта, под названием «Сиприен». Все ожидали триумфального шествия этого кино по Европе и миру, но кинокомпанию, да и самого режиссера, ожидало самое жестокое разочарование. Кинофильм вышел в прокат в две тысячи девятом году, и вместо одобрения, получил самый настоящий провал, а плюс ко всему, еще и антипремию на четвертой церемонии «Gérard du cinéma», в номинации «худший кинофильм года». Это очень сильно повлияло на Давида Шарона, да так, что он долгое время даже смотреть не хотел, как говорится, на большое кино, и совершенно ушел с головой в рекламную работу, которая всегда ему удавалась лучше всего.

Однако спустя два года он все же взялся за проект, сценарий для которого он написал сам, в соавторстве с Реми Фуром и Жюльеном Уором. Этим проектом и стал художественный фильм «Шутки в сторону». Нужно сказать, что это кино, удалось намного лучше, чем его дебютный фильм, что вернуло режиссеру уверенность в себе и надежду на большое будущее. К нему вернулась жизнерадостность и задор, который он изрядно поистратил после первого феерического провала. Но давайте не будем забегать вперед.

Комедия, начинающаяся с трагедии

Начинается эта комедия, некотором роде, с самых настоящих трагических событий, которые затрагивают верхушку власти Франции. Жену французского премьер-министра, женщину, по имени Констанция, находят убитой в Бобибиньи, маленьком, довольно бедном пригороде Парижа. Конечно же, дело громкое и даже политическое, потому на место преступления, кроме местной полиции, в лице темнокожего Османа Дьякате, приезжает, гладко прилизанный «жандарм», капитан Франсуа Монже, человек, с большими амбициями и огромным самомнением. По долгу службы, эти двое, совершенно разных людей, должны раскрыть преступление. Причем, чем скорее, тем, конечно же, лучше. За время расследования, вынужденным товарищам, придется опуститься на самое парижское дно, на задворки, наполненные отбросами общества, гопниками и бандитами, а также и взлететь на самую вершину парижского высшего света.

Самым главным ходом режиссера в этом проекте, было приглашение на главные роли, самых-самых. Сделав ставку на отличную игру актеров, он, несомненно, не ошибся, и во многом, успех «Шутки в сторону», возлег на плечи актерского состава, потому что сценарий, если уж быть предельно честными, не блещет ни свежим взглядом, ни новыми, оригинальными идеями. Просто криминальная история, каких тысячи на мировом кинорынке, ничем особо не примечательная, ну приправленная несколько пошловатым юмором, ну и что. Но оказалось, что актеры вполне могут «вытащить» кино на определенный уровень, это не легенды и мифы, но самая настоящая, истинная, правда.

Карьериста из центрального офиса, Франсуа Монжа, исполнил не очень известный, но чрезвычайно перспективный французский комик и актер, по имени Лоран Лафитт, родом из городка-коммуны Френ, которая находится в двенадцати километрах от французской столицы. Впервые юный Лоран заявил о себе, когда снялся в нескольких эпизодах сериала «Первые поцелуи» в возрасте семнадцати лет. Нужно сказать, что талант комика, это намного более редкостная вещь, чем просто хорошее владение своими природными актерскими талантами. Комическим актером нужно родиться, дар смешить людей, дается далеко не каждому из актерской братии. А Лоран Лафитт, как раз и относится именно к тем людям, которые одарены им в полной мере. Видимо потому, его заметили сразу и пригласили в сериал «Академия моделей», и персонаж Лафитта, Хуан, приобрел широкую популярность, среди французской публики.

Этот удивительный актер сыграл огромное количество мелких, достаточно незначительных, ролей в фильмах и сериалах, но главной в своей жизни работой, он считал шоу, которое, как говорится, вел сам, и к две тысячи десятому году он отпраздновал свое сотое представление в Большом Ледовом дворце. В этом же году, он и получил премию от «Raimu de la comédie» за лучший моноспектакль десятилетия. Это был настоящий успех, но слава не вскружила голову Лорану, он продолжил свой плодотворный труд и в две тысячи двенадцатом году, ему поступило предложение от Давида Шарона. Сценарий показался Лорану интересным, и он согласился. Кино «Шутки в сторону» стало первой его большой работой в большом кино, причем вполне удачной. После премьеры Лафитту поступило еще несколько предложений, над которыми он и размышляет.

Лоран Лафитт так искусно передал все манеры, искушенного во всех премудростях высшего света, он чрезвычайно амбициозен, и ему эта поездка в Бобиньи, вовсе ни к чему. Он, собственно, и желает ничего расследовать, как, впрочем, и ловить преступников, тоже. Интересует его только одно – карьерный рост и чудесная новая должность, маячащая где-то на горизонте и уже приятно греющая его самолюбие. Франсуа всегда гладко выбрит, одет в чистый, с иголочки, отглаженный костюм, и все эти бедные кварталы, для него будто иной мир, но он, по определению, не может оставить «напарника», и отправиться восвояси. Во первых, это может повредить его безупречной репутации и продвижению по службе, а во вторых, есть в нем, все же, и чувство ответственности, ведь, как говориться, ничто человеческое, ему не чуждо, как бы банально это ни звучало.

1+2?

Роль второго полицейского, Османа Дьякате, а по сути, центрального персонажа, исполнил темнокожий французский киноактер, широко известный зрителям всего мира, по имени Омар Си. Нужно сказать, что родители этого, во всех смыслах, выдающегося актера, были простыми людьми, эмигрантами, пытающимися наладить жизнь в чужой стране. Мама Омара приехала из Мавритании, и работала уборщицей, а отец его, рабочий из Сенегала. Мальчик у них получился необычайно красивый и харизматичный, а кроме того, еще и целеустремленный. Он отлично учился в школе в пригороде Парижа.

В этом маленьком мальчике таилась такая невероятная сила, что ее с лихвой хватило бы, и на десяток взрослых мужчин. Еще в школе обнаружилось, что Омар имеет настоящий актерский талант, он участвовал в школьных постановках, и имел определенный успех. Ос твердо решил стать актером и воплотил свою мечту в полной мере. «Миссия Клеопатра», «Адский небоскреб», «Самурай», «Закон Мерфи», «Сафари», в этих, и многих других кинофильмах снялся этот замечательный актер. Но настоящая слава пришла к Омару Си в две тысячи одиннадцатом году, когда он сыграл роль Дрисса, в пронзительной и трогательной комедийной киноленте, под названием «1+1». Это кино просто прогремело по всему миру, по-другому и не скажешь. За эту роль Си получил не только всенародное признание, но и кинопремию «Сезар», в номинации «за лучшую мужскую роль».

Создать образ парня из Бобиньи, над которым глумились сверстники, из-за чего, собственно, он и попал в полицию, получилось у Лорана Лафитта, как нельзя лучше. Из него просто хлещет эта энергетика парижских трущоб и кабаков, наполненных хмельными девушками не тяжелого поведения, и непонятным, криминального вида, контингентом, без определенного рода деятельности. Усман тоже, конечно же, мечтает стать кем-то большим, чем простой инспектор, ведь если перефразировать знаменитую русскую поговорку, плох тот жандарм, что не мечтает стать комиссаром. Он думает, что этого вполне можно достичь, просто сдав соответствующий экзамен. Как и можно было предположить, он не сильно обременяет себя моральными принципами, даже, можно сказать, несколько нечист на руку, однако не без «правильного» воспитания. Ему предстоит провести холеного, лощеного хлыща из центра, по всем, так сказать, «кругам ада». То, что актер сам выходец из подобного района, помогло ему лучше понять своего персонажа, сжиться с ним, свыкнуться, и передать необходимые эмоции в зрительный зал. Как сложиться расследование, и смогут ли люди, совершенно разные, найти общий язык? Это можно узнать, только посмотрев кино.

Сюжет развивается достаточно динамично, и следить за его развитием интересно. Камера тоже дает отличную картинку, приключения персонажей довольно занимательные. Открытием для многих отечественных зрителей станет тот факт, что парижское предместье Бобиньи наводнено точно такими же, как и у нас, мягко говоря, криминальными элементами. Так и кажется, что где-то на углу, сейчас возникнет парень в «адидасе», с семечками и банкой дешевого пива. В общем, страны разные, а проблемы одни. Немного расстраивает присутствие в киноленте «Шутки в сторону» наличие юмора, американского образца, изобилующего шуточками «ниже пояса». Ну да ладно, можно простить режиссеру этот легкий флирт с Америкой. Все равно, как ни крути, но кино получилось достаточно французское, чтобы стать для отечественного зрителя, по-настоящему, понятным.

Радушный прием

Бюджет кинофильма «Шутки в сторону» составил почти восемь миллионов евро, а для Франции, это достаточно крупная сумма. Нужно сказать, что кино получилось красивое, а главное, настоящее. Все, что зритель увидит на экране, чрезвычайно похоже на реальную жизнь. Может быть, это и не понравилось критикам, которые пытались, фигурально выражаясь, разнести кино в щепки, не оставив от него, камня на камне. Однако самый главный критик, то есть зрительская аудитория, решила по-своему. Премьера фильма состоялась девятнадцатого декабря две тысячи двенадцатого года, и прокатчики принесли создателям картины больше двадцати пяти миллионов американских долларов, а это было втрое больше вложенного! Шарон ликовал и «стриг капусту».

Российский прокат не обошел стороной картину «Шутки в сторону», компании «Арена» и «Экспонента» представили кино к просмотру на территории России девятого мая две тысячи тринадцатого года. Наши соотечественники отнеслись к фильму благосклонно, и отечественный кинопрокат принес создателям проекта еще около полутора миллиона американских долларов, а это достаточно крупная сумма, учитывая то, что некоторые «увенчанные лаврами» и «пальмовыми ветками», не собирали и пятидесяти тысяч.