Real Steel

Шестого октября две тысячи одиннадцатого года в российский прокат вышел новый фильм производства студии Дримворкс под многообещающим названием «Живая сталь». К слову сказать, об этой картине на тот момент было известно не так уж и много. Из основных фактов упоминалось только то, что в фильме фигурируют всевозможные роботы, а главную роль в картине исполняет харизматичный Хью Джекман. Вместе с тем, уже после первого же уик-энда «Живая сталь» стала одним из лидеров кинопроката. И надо заметить, это было вполне обоснованно – фильм получился по-настоящему увлекательным и по-семейному добрым. Но, как говорится, обо всем по порядку. Американский режиссер канадского происхождения Шон Леви только-только закончил съемки очередного своего комедийного фильма, когда ему неожиданно позвонили. Широко известный в голливудских кругах Стивен Спилберг вместе с представителями компании Дримворск сообщили Леви о том, что они планируют осуществить новый кинопроект, ключевой идеей которого станет так называемый робобокс. При этом Шон рассматривается ими в качестве возможного претендента на роль режиссера. Обрадованный такой перспективой, Шон Леви смог убедить продюсеров будущего фильма в том, что именно он сможет снять не просто невероятно крутое кино, но картину «с человеческим лицом». Собственно, это стало решающим фактором. Шон Леви был утвержден и, надо признать, свое слово он сдержал в самом лучшем виде.

В основу картины был положен сценарий Джона Гэйтинса, известного по проектам «Мечтатель» и «Тренер Картер».

В фильме рассказывается история некогда успешного боксера, а теперь рядового неудачника, Чарли Кентона. При этом события его жизни разворачиваются в относительно недалеком будущем. К слову сказать, Шон Леви поставил перед собой задачу работать в эстетике так называемого ретрофутуризма. Дело в том, что режиссер надеялся пробудить в зрительской аудитории максимум сопереживания героям своей картины. При подобных обстоятельствах создавать совершенно невероятные пейзажи будущего человечества (сродни, скажем, тем, которые были в «Пятом элементе» или «Аватаре»), по его мнению, было бы неправильно. Именно по этой причине в фильме присутствует много деталей, отражающий достигнутый людьми прогресс (например, телефоны, компьютерная техника, автомобили и так далее), но в то же время общее изображение действительности вполне узнаваемо и не носит принципиальных отличий от современной нам реальности. Как выразился сам Шон Леви, в «Живой стали» он «поженил ретро и будущее, чтобы сделать это будущее понятным».

Главным действующим лицом картины является Чарли Кентон. Как мы уже говорили, в прошлом он был весьма успешным боксером. Однако постепенно очутился, что называется, на обочине жизни. В немалой степени этому способствовало кардинальное изменение реальности бокса. Дело в том, что бокс, в том виде, в каком он существует сейчас, перестал быть востребован. По словам Чарли, людям было необходимо абсолютное насилие, эдакие безжалостные гладиаторские бои. По этой причине спортивные состязания с участием обычных боксеров перестали быть интересными, а на ринг стали выходить машины – специально созданные роботы, главным предназначением которых было достижение победы любой ценой.

Нетрудно догадаться, что в подобных обстоятельствах Чарли Кентон оказался не у дел. Вместе с тем, полностью уйти из спорта он не смог. В новых реалиях предприимчивый спортсмен попытался заняться промоушеном. Все свои немногочисленные доходы Чарли стал вкладывать в приобретение роботов, чтобы потом выставлять их для участия в соревнованиях. Однако бизнесмен из него вышел весьма посредственный, а потому, совсем скоро в кошельке Кентона образовалась значительная брешь, а общая сумма имеющихся долгов превысила все разумные пределы.

При всем этом, Чарли никак не может остепениться. Он с маниакальной настойчивостью продолжает свои попытки разбогатеть на робобоях и с такой же закономерной неизбежностью сваливается в долговую яму все глубже и глубже. Подобное поведение, по меньшей мере, неразумно. Однако по ходу развития событий в фильме становится понятно, что является движущей силой для поступков Кентона. Дело в том, что Чарли был влюблен в бокс всей душой. Это без преувеличения было главным делом всей его жизни, а потому, потеряв возможность лично выступать на ринге, Кентон не смог отыскать для себя равноценную замену. Именно по этой причине он не оставляет попыток, пусть опосредованно (через роботов), но все-таки продолжать свою боксерскую карьеру.

Однако в какой-то момент в своем постоянном беге по кругу «деньги в долг-участие в состязании-проигрыш-деньги в долг», Чарли перестает замечать все, что его окружает и что не относится напрямую к боксу. Неслучайно Дебора, сестра его бывшей жены, замечает, что он со своими роботами и сам души лишился. И, как это ни прискорбно, ее слова полностью соответствует действительности. Все последнее время Кентон может думать только о том, где раздобыть нового бойца для участия в очередном соревновании. При этом ради достижения этой цели он, без преувеличения, способен на любой, даже совершенно аморальный, поступок. Ярким примером этого может послужить первая встреча Чарли со своим родным сыном Максом. Зная о том, что Дебора и ее супруг искренне хотят оставить мальчика себе, Кентон без малейшего угрызения совести предлагает им заключить довольно сомнительную сделку. В обмен на сто тысяч долларов он соглашается передать им права опекунства в отношении Макса. По сути, он продает собственного сына, причем только для того, чтобы получить очередную сумму денег для покупки нового робота.

Вместе с тем, сам Чарли не слишком отдает себе отчет в том, как низко он опустился. На вполне обоснованный упрек Макса о том, что он его продал, Кентон равнодушно замечает, что это значительное преувеличение. При этом он не лукавит и действительно в это верит. Подобная «слепота» вообще является характерной чертой Чарли Кентона. Дело в том, что он пребывает в абсолютном убеждении, что во всем и всегда поступает правильно. Однако, не трудно догадаться, что это, мягко говоря, не так. В то же время, прислушиваться к советам со стороны – совсем не в духе Чарли. Особенно примечательным в этом плане является эпизод провала выступления Нойзи боя. Макс, который имел возможность весь ход схватки наблюдать собственными глазами, в открытую заявил отцу, что этот бой был ошибкой. По словам мальчика, Кентон совершенно не думает прежде, чем что-либо сделать. Чарли не был готов к управлению новым роботом. Он не знал коды его комбинаций и не разбирался в них. Во время боя Кентон выкрикивал не то, что было действительно нужно, а только то, что круче звучало. Само собой разумеется, поражение Нойзи боя стало вполне закономерным в подобной ситуации. Вместе с тем, Чарли не может признать правоту своего сына. Он в очередной раз сваливает вину за случившееся на роковое стечение обстоятельств – дескать, его новый робот был не достаточно силен. Однако где-то в глубине души он все-таки понимает, что причина поражения не в этом и Макс совершенно прав.

Аналогичным образом Кентон отвергает любые увещевания своей подруги Бэйли. Ее попытки образумить Чарли постоянно терпят крах, а слова о необходимости образумиться и остановиться остаются неуслышанными.

Бокс – это единственное, что по-настоящему интересует этого мужчину. Все остальное для него предстает совершенно незначительным. К слову сказать, Кентон даже не помнит, сколько лет его собственному сыну. Действительно, стоит ли знать такого рода информацию, ведь она никак не относится к сфере его интересов?! Помимо прочего, Чарли – жуткий любитель покрасоваться. Кстати, это тоже в немалой степени способствует его неуспеху. Так, например, во время боя его робота с быком Кентон не мог отказать себе в удовольствии и не попытаться произвести дополнительное впечатление на зрителей. Итогом ничего не значащего бахвальства стала утрата бдительности и очередное сокрушительное поражение.

Однако Чарли Кентон – отнюдь не такой уж прожженный негодяй. С появлением в его жизни Макса система ценностей этого спортсмена подвергается значительной трансформации. Ближе к финалу картины перед нами предстает уже совсем не тот бесчувственный задира и неудачник, который был в самом начале. Неслучайно в разговоре с сыном Чарли замечает, что он не заслуживает Макса. И в этой фразе заключен невероятно глубокий смысл. Кентон осознал всю глубину своего падения и смог признаться самому себе, что большинство его поступков неоправданны и аморальны.

Еще одним ключевым персонажем «Живой стали» является Макс Кентон. Это обаятельный мальчик одиннадцати лет. Совсем недавно он потерял мать и теперь вынужден ждать, когда суд установит, кто из его родственников будет назначен ему опекуном. Поначалу он воспринимает своего отца, что называется, в штыки. И это вполне обоснованно. За всю свою жизнь Макс ни разу не видел Чарли Кентона. Он чужой для него человек, который не вызывает ничего, кроме обиды и разочарования. Первые дни вынужденного общения отца и сына проходят в постоянных стычках и взаимных упреках. Однако постепенно становится ясно, что они оба начинают проникаться симпатией друг к другу. Макс Кентон довольно смышлен для своего возраста (напомним, ему всего одиннадцать). Он запросто может разобраться в устройстве голосового управления Нойзи боя и довольно неплохо говорит на японском языке (по его собственным словам, эти знания он приобрел в результате всевозможных видеоигр). Вместе с тем, как это ни удивительно, между Максом и его отцом гораздо больше общего, чем это могло показаться на первый взгляд. Младший Кентон обладает таким же упрямым (если не сказать упертым) характером, что и Чарли. Он частенько любит настоять на своем. Так, к примеру, мальчик твердо решил вытащить обнаруженного им на свалке робота. При этом его совершенно не останавливает тот факт, что отец не намерен ему помогать в этом деле. Абсолютно самостоятельно, под проливным дождем, утопая в грязи, Макс, тем не менее, откапывает Атома и грузит его на тележку. Аналогичным образом, мальчик настаивает на участии Атома в боксерских поединках. В то же время, Макс обладает более рассудительным отношением к действительности, чем его отец. Он быстро подмечает слабые стороны Чарли и прямо говорит ему о допущенных промахах. Вспомним уже упоминавшийся нами эпизод с провалом Нойзи Боя. По словам Макса, его отцу надо было взять разогрев, срубить немного денег и свалить. Иными словами, мальчик внушает Чарли, что риск, конечно, это дело благородное, но его не надо путать с безрассудством. Если робот или управляющий им человек не готовы к предстоящему поединку (как в случае с его отцом и Нойзи Боем), не стоит переоценивать собственные силы.

Бэйли Таллет. Одна из тех немногих людей, кто продолжает хорошо относиться к такому прожженному неудачнику, как Чарли Кентон. Бэйли унаследовала от своего отца здание спортивного зала и теперь пытается сама налаживать свою жизнь. Она прекрасно разбирается в устройстве роботов, а потому ее энциклопедические знания в данном вопросе не раз оказываются чрезвычайно полезны для Чарли. При этом Бэйли выросла вместе с Кентоном и испытывает по отношению к нему самое искреннее чувство привязанности. Именно она поддерживала непутевого бывшего боксера в его всевозможных авантюрах. Однако даже ее терпению пришел конец. После сокрушительного провала Нойзи Боя Бэйли не выдержала и высказала Чарли все, что накопилось у нее на душе. Однако ее призывы остановиться и раз и навсегда завязать с боксом снова оказались неуслышанными. Вместе с тем, именно Бэйли Таллет во многом способствовала налаживанию отношений между Чарли и Максом Кентоном. Она так вдохновлено рассказывала мальчику о спортивном прошлом его отца, что невольно вызвала у него сначала удивление, а потом и гордость. И это притом, что все время до этого младший Кентон испытывал по отношению к своему отцу только самые негативные эмоции.

Говоря о ключевых персонажах фильма «Живая сталь» нельзя не упомянуть разнообразных роботов, которые участвуют в происходящих событиях. Их довольно много. При этом каждый робот имеет свой собственный характерный внешний облик и даже имя. Упомянем только некоторых из них. В первую очередь, конечно же, стоит назвать Атома. В жизни семейства Кентон этот робот появляется достаточно случайно. Возвращаясь поздно ночью после неудачного поединка Нойзи Боя, Чарли Кентон решил заглянуть на городскую свалку, чтобы обзавестись новыми деталями для своих механических бойцов. Макс настоял на том, чтобы составить ему компанию. Внезапно начался проливной дождь и все вокруг прилично размыло. В результате, мальчик случайно свалился в глубокую яму, и только чудо позволило ему не упасть на самое дно этой пропасти. Таким чудом стала для паренька рука робота, торчащая из земли – Макс зацепился за нее и смог дождаться, когда его отец спустится и вытащит его наверх. Об Атоме известно довольно мало. Даже его имя становится известно далеко не сразу, а лишь после хорошенькой мойки. По словам Бэйли, этот робот относится к роботам второго поколения (так называемым Джи два), однако что-то в нем кажется девушке странным (что именно, правда, не уточняется). Согласно своим техническим характеристикам, Атом создан в две тысячи четырнадцатом году для спарринга. Иными словами, робот подобного типа обладает отличными способностями к защите, однако практически не имеет шансов проявить себя в атаке противника. Ко всему прочему, выясняется, что в Атоме заложена так называемая функция тени – робот может запоминать и повторять движения человека. Опять-таки со слов Бэйли, выясняется, что эта технология большая редкость, а потому, Атом в некотором роде уникален. Кстати, по ходу фильма Шон Леви старался создать ощущение одушевленности этого робота. И надо признаться, это у него вышло как нельзя хорошо. Вместе с тем, сказать со всей определенностью, что Атом обладает эмоциями и чувствами, как обычный человек, нельзя. Как признался сам режиссер, он намеренно оставил в картине эту неоднозначность. Такого рода недосказанность сродни магии, а потому добавляет фильму значительно больше очарования и увлекательности.

Еще одним ключевым роботом в картине «Живая сталь» является, безусловно, Зевс. Это легендарный робот, который выступает в высшей лиге робобокса и носит титул ее чемпиона вот уже последние несколько лет. Кто бы ни вышел на ринг против него, он неизменно проигрывает. Зевс был разработан Таком Машидой – прославленным конструктором боевых роботов, который работает на своенравную миллионершу Фарру Лемкову. По уверениям своего создателя, Зевс полностью автономен и при этом постоянно совершенствуется. Его уникальная система адаптивна и находит подход к любому противнику за доли секунды. Победа Зевса неизбежна вне зависимости от того, против кого он будет сражаться.

Теперь хотелось бы немного рассказать о том, как, собственно, снимали данный фильм. В результате проведенного кастинга в качестве исполнителей главных ролей были утверждены Хью Джекман и Дакота Гойо – Чарли и Макс Кентон соответственно. В целом, эти актеры сработались очень хорошо. Позднее Джекман даже признал, что его собственные дети выводили его из себя значительно чаще и сильнее, чем это делал юный Дакота. Вместе с тем, определенные сложности в исполнении ролей все-таки возникали. Особенно это коснулось Хью Джекмана. Дело в том, что на момент своей работы в «Живой стали» актер уже привык к амплуа благородных и решительных героев (вспомним, к примеру, его Росомаху или Ван Хельсинга). Здесь же ему приходилось воплощаться в не слишком приятного неудачливого парня, который порой ведет себя, как отъявленный мерзавец. По этой причине режиссеру Шону Леви постоянно приходилось поддерживать Джекмана и давать ему уверенность в том, что зритель не возненавидит его после этой роли.

Компанию Хью Джекману и Дакоте Гойо на съемочной площадке составили такие актеры, как Эванджелин Лилли (Бэйли Тайллет), Хоуп Дэвис (тетя Дебора), Джеймс Ребхорн (муж Деборы), Ольга Фонда (Фарра Лемкова), Карл Йун (Так Машидо) и другие.

Что касается технических аспектов съемок, то по предложению Стивена Спилберга, было принято принципиальное решение не пользоваться компьютерными спецэффектами там, где этого можно было избежать. В частности, практически все роботы, которые появляются в кадрах «Живой стали» сделаны, что называется, по-настоящему. Их общее количество составило порядка двадцати штук, и каждый из них был выполнен в натуральную величину. При этом подобное решение было вызвано отнюдь не желанием сэкономить. В этом смысле затея с конструированием роботов была достаточно дорогостоящим проектом. Все дело в том, что подобный реквизит создавал более достоверную атмосферу на съемочной площадке и содействовал режиссеру в его желании получить максимально точные эмоции от своих актеров. Так, к примеру, чувства Макса Кентона по отношению к Атому получились настолько правдоподобными, в первую очередь, потому что мальчик Дакота Гойо действительно привязался к этой огромной механической штуковине.

Главной задачей на протяжении всей работы над проектом для Шона Леви стало совмещение настоящих роботов, анимации и живых актеров. Это было сделано при помощи технологий motion capture и SimulCam. Первая сводилась к тому, что режиссер снимал реальных боксеров во время их занятий на ринге. При этом каждый из спортсменов был облачен в специальный комбинезон с сенсорами, которые запоминали малейшее движение. Позже информацию, полученную этими сенсорами, сохранили, обработали и смогли использовать применительно к моделированию роботов. Иными словами, основная часть движений роботов в фильме – это воспроизведение соответствующих движений реальных боксеров. Что касается SimulCam, то эта технология была создана командой Джеймса Кэмерона во время их работы над знаменитым «Аватаром». Она еще достаточно молода и заключается в воспроизведении на мониторе камеры виртуальных персонажей, которых в реальности нет. Это значительно облегчает работу над созданием каждого кадра. Так, например, в момент съемок Хью Джекмана в эпизоде сражения на ринге двух роботов, самих роботов, разумеется, там не было. Однако оператор и режиссер видели их на мониторе камеры и могли лучше координировать действия актера.

Еще одной интересным моментом, связанным с созданием фильма, стало использование музыки на съемочной площадке. По словам Шона Леви, он уже несколько лет пользуется такого рода приемом. Этот «режиссерский метод» заключается в том, что эмоциональное настроение актеров, которое должно быть по сценарию, стимулируется соответствующими музыкальными композициями. Так, к примеру, слезы на глазах Макса Кентона в исполнении Дакоты Гойо стали результатом звучания душещипательных мотивов во время съемки данного эпизода.

Музыкальное сопровождение «Живой стали» стало настоящей находкой и во многом способствовало успеху картины. По словам Шона Леви, он с самого начала хотел, чтобы саундтрек, под который бы танцевал Макс Кентон и его робот, исполняли его любимые исполнители, например, такие как Beastie Boys или Crystal Method. Ради достижения поставленной цели режиссер демонстрировал отдельные отснятые фрагменты таким известным музыкантам, как Фифти Сент и Тимбаленд. В итоге, последний изъявил согласие поучаствовать в работе над фильмом, а известный в голливудских кругах композитор Дэнни Элфман создал фоновую музыку для всей картины в целом.

Когда съемки картины были в целом закончены, Шон Леви решил прибегнуть к своему привычному методу – оценке полученного результата путем проведения так называемого предварительного пилотного показа.

До официального релиза «Живой стали» режиссер организовал просмотр картины для небольшой зрительской аудитории, состоящей всего из тридцати пяти человек. Внимательно наблюдая за реакцией присутствующих, Шон Леви пришел к выводу о необходимости внесения отдельных изменений в уже смонтированную версию. По словам режиссера, он понял, что фильм несколько затянут, а потому нуждается в небольшом сокращении. К тому же, заключительная часть картины немного затерялась на фоне других душещипательных сцен фильма. Именно по этой причине отдельные «слезные» эпизоды были удалены, чтобы к финальной схватке между Атомом и Зевсом зритель находился на пике эмоциональных ощущений и предвкушал справедливую развязку. Кроме того, незадолго до официального начала проката своего фильма Шон Леви решил показать его знаменитому профессиональному боксеру Шуга Рэю Леонарду, чтобы узнать его мнение, как специалиста в данном виде спорта, о достигнутых результатах. Шуга Рэй был приятно удивлен тем, что увидел, и сообщил, что сцены бокса выглядят невероятно впечатляюще и достоверно.

Рекламная кампания применительно к этому проекту была сравнительно сдержанной.

По крайней мере, на фоне других голливудских проектов этого времени. Маркетинговая стратегия создателей картины предусматривала выпуск нескольких трейлеров, первый из которых появился в декабре 2010 года, а почти полгода спустя (в мае 2011) студия Дримворкс выпустила второе видео. Одновременно с этим в рамках проводимой рекламной кампании Хью Джекман, исполняющий роль Чарли Кентона, лично обращал внимание потенциальной зрительской аудитории на будущую премьеру. В частности, специально в этих целях 19 сентября актер посетил WWE Raw (крупнейшее американское шоу по рестлингу), а 24 сентября – программу Первого канала «Прожекторперисхилтон», где подробно анонсировал «Живую сталь».
Кроме того, поисковик Bing от компании Microsoft довольно неплохо прорекламировал фильм в своем блоге. Возможно, именно это стало причиной появления логотипа «bing» в отдельных эпизодах картины (в частности, на огромных демонстрационных экранах перед ареной для робобоев).

Как и следовало ожидать, картина была воспринята весьма благосклонно.

Зрительская аудитория пребывала в полном восторге от истории некогда выброшенного на свалку робота Атома и искренне переживала за нелегкими отношениями отца и сына Кентонов. Вместе с тем, и со стороны кинокритиков прозвучало немало лестных отзывов о работе, проделанной съемочной группой во главе с Шоном Леви. И хотя тон их оценок в целом был довольно сдержанным, откровенного негатива высказано не было. Так, к примеру, «At the Movies» в лице Маргарет Померанц, отметили, что в «Живой стали» нет ничего нового, но все равно фильм забавный». А знаменитый лауреат Пулитцеровской премии Роджер Эберт похвалил картину за присутствие драматургии и внимание к деталям (особенно, в части создания роботов-боксеров) и присвоил фильму три балла из четырех возможных. К сожалению, больших наград со стороны мирового киносообщества «Живая сталь» не получила. Лента была номинирована на премию «Оскар» (в категории «Лучшие визуальные эффекты») и премию «Сатурн» (в категории «Лучший молодой актер/актриса»). Однако в обоих случаях она осталась ни с чем. Подобное положение вещей не слишком огорчило Шона Леви. По собственным словам режиссера, его творческое кредо ближе к массовому коммерческому кинематографу. По этой причине снятые им фильмы неизменно пользуются популярностью у зрителя, но не слишком ценятся всевозможными артхаусными фестивалями. Наиболее ярким подтверждением правоты Шона Леви может послужить тот факт, что «Живая сталь» смогла собрать почти триста миллионов долларов кассовых сборов при потраченных чуть более ста миллионов бюджета.

В заключение хотелось бы отметить, картина «Живая сталь» является отличным примером зрелищного и, вместе с тем, не лишенного драматургии кино. По уверениям продюсеров этой картины, в самом ближайшем будущем начнется работа над сиквелом фильма (тем более, что поле для этого, в прямом смысле, довольно широкое). Что ж, надеемся, Шон Леви и его команда не заставят нас ждать слишком долго.