Star Wars: Episode II - Attack of the Clones

Oblogka_Zvezdnye_voiny2Галактическое прошлое, еще не знающее Клонических войн. В Республике, покой которой охраняется поредевшим орденом джедаев, назревает политический конфликт космического масштаба. Недальновидные сепаратисты из Звездных Систем, подстрекаемые Торговой Федерацией, готовят гражданскую войну, в которой галактическому правительству точно не победить – у него нет армии. Против появления последней активно возражает либеральное лобби, которое возглавляет сенаторша Падме Амидала, бывшая королева Набу, отказавшаяся от короны в пользу демократии. Мудрая Амидала полагает, что от создания армии Республике отнюдь не поздоровится, о чем и собирается доложить Галактическому Сенату. Грядущие сенатские дебаты, однако, приходится отложить: на бывшую королеву совершается покушение, печально завершившееся для ее двойника. Обеспокоенный канцлер решает приставить к сенаторше охрану – джедая Оби-Вана и юного падавана Энакина Скайуокера – и отправить с Корусанта куда-нибудь подальше, в безопасное место. Амидала, в общем, не возражает, не зная, что от охранников будут одни неприятности: первый умчится за много парсек искать наемника Джанго Фета, а второй, влюбленный в экс-королеву, совсем потеряет голову в ее обществе…

Эпизод второй, по хронологии пятый

Разумеется, Джордж Лукас, сдержавший обещание и вернувшийся к «Звездным войнам» спустя 20 лет, не планировал ограничиваться одним фильмом. В его замыслах была целая трилогия приквелов, рассказывающая о галактической Республике до Битвы при Явине. Режиссер обратился к своим «эскизам» — заметкам, которые он набросал в середине 1970-х, и которые содержали сюжеты будущих фильмов, и основательно доработал их. Повзрослевшим фанатам классической трилогии (а также их детям) он собирался рассказать, откуда, собственно, взялся темный Дарт Вейдер, кто родители Люка Скайуокера и принцессы Леи Органы и какой была жизнь до Галактической Империи. Стоит ли упоминать о радости фанатов, прослышавших об этом известии?!

Первый эпизод второй трилогии — «Скрытая угроза», появившийся в 1999-м, принес не только сногсшибательные сборы и восторги поклонников «Звездных войн», но и критические замечания киноведов и зрителей. «Гардиан» назвала долгожданную ленту сомнительной, а «Лос-Анджелес таймс» упрекнула в инфантилизме и намекнула на большое разочарование. Даже Юэн МакГрегор, он же Оби-Ван Кеноби, разговаривая с журналистами FilmFour, пожаловался, что картина показалась ему нудноватой. Следующий же эпизод, по мнению актера-оптимиста, должен все исправить: уж там-то будет много цвета, юмора и динамики.

За «Атаку клонов» Джордж Лукас принялся в 1999 году. Тема клонирования, популярная в начале 2000-х, нашла отражение в фильме и добавила сюжету злободневности: отряды марширующих искусственно выращенных штурмовиков смотрелись весьма эффектно. Однако придирчивые поклонники, несмотря на «клонов», название не оценили, потому что сразу же вспомнили «Атаку помидоров-убийц». Немедленно последовали негативные отклики, и Лукас счел за благо переменить название на «Большое приключение Джа-Джа» (под таким рабочим подзаголовком и снимали фильм). Это решение было встречено новым недовольством: «Только не Джа-Джа, до смерти надоевший в первом Эпизоде!».

Однако главную ставку создатель вселенной Звездных войн делал вовсе не на комичного гунгана с головой утконоса и даже не на марширующих клонов. Покорять воображение зрителей, по замыслу режиссера, должны были спецэффекты, которым бы захотелось аплодировать, и лирическая составляющая – светлое чувство, вспыхнувшее между Скайуокером и Амидалой. Количество спецэффектов, кстати, в «Атаке клонов» просто зашкаливало. Если в IV-м, по хронологии первом, эпизоде их было всего-то 545, то во II-м лишь 250 кадров обошлись без компьютерной обработки.

Авторы картины

Новый эпизод, как и всю сагу Star Wars, разрабатывал Джордж Лукас, тогдашний владелец компании Lucasfilm, доход которой в 2000-м составил около $2 млрд. Нетрудно было предсказать, что на финансирование он не поскупится: расходы на «Атаку клонов» превосходили бюджет «Скрытой угрозы». Продюсированием фильма, кроме самого Лукаса, занялся Рик МакКаллум, работавший с режиссером над всеми «Звездными войнами», и Лорни Орлинз, продвигавший «Гарри Поттера» и «Человека-паука 2». Сценарий помогал писать Джонатан Хейлс, известный работами о молодом Индиане Джонсе. Место оператора занял Дэвид Тэттерсолл, отснявший всю трилогию-приквел, а музыку сочинил обладатель пяти «Оскаров» Джон Уильямс.

Джедаи, которые становятся ситхами

«Атака клонов» в новой трилогии должна была стать, пожалуй, самым важным из трех эпизодов, объясняющим, как Республика превратилась в Империю, а будущий джедай, порывистый и недисциплинированный Энакин – в приверженца Темной стороны Силы Дарта Вейдера. Как сотни шагов, сделанных, вроде бы, в правильном направлении, привели к большой проблеме, а незаметные метаморфозы, которые легко объяснить, до неузнаваемости изменили героя. С политическими интригами, затеянными галактическим Канцлером Палпатином, все было понятно: чтобы стать диктатором, нужен враг и война, а чтобы прекратить дебаты (а по сути — болтовню) в сенате, нужно удалить оттуда главного оппонента. Разумеется, под предлогом обеспечения безопасности. Неплохо также, если оппонент – сенатор Амидала – передаст полномочия существу с головой лягушки, которое в ответственный момент от ее имени внесет в Сенат важное предложение.

С юным Энакином Скайуокером все было сложнее и интереснее. В мальчишке с Татуина чувствовалось великое средоточие Силы, поэтому, чтобы малец повзрослев не принял ее Темную сторону, джедаи решили приобщить Избранного к Свету. К сожалению, образцовым падаваном Энакин так и не стал: парнишка был нетерпелив и амбициозен, без необходимости нарушал заветы учителя и мечтал одолеть в поединке на мечах магистра Йоду. Однако более всего Скайуокер мечтал о любви сенатора Амидалы. Страсть — главный враг джедаев — поселилась в его сердце и заставила врать и скрывать свои поступки. А затем ученику Оби-Вана понравилось убивать, правда, только «плохих» и лишь из чувства мести.

Словом, сюжетом «Атаки клонов» стала отличная история, придуманная Лукасом, фантастическая и приключенческая, в меру философская и романтичная. Однако не все кинолюбители остались довольны очередным эпизодом саги. Многие упрекнули фильм, назвав его откровенно детским, и для их упреков были основания. Главного «раздражителя» взрослых, гунгана Джа-Джа, который нравился детям, автор почти убрал из II-го эпизода, но, по мнению фанатов, допустил новые ошибки.

Во-первых, джедаи – рыцари-пацифисты — выглядели как сказочные ниндзя-акробаты, а не бесстрастные защитники равновесия. Общепризнанная джедайская мудрость не помешала им совершить кучу ошибок. Они долго размышляют, отчего о планете Камино нет данных в архивах (идея о том, что информацию кто-то стер, посещает только магистра Йоду). Они высказывают «свежие» мысли, что политикам нельзя доверять, и они моментами верят, что если просто сидеть в клубе, то враг непременно споткнется о них.

Во-вторых, мало кого впечатлил дуэт Портман-Кристенсен: глядя на великую любовь Амидалы и Скайуокера часть зрителей громко орала: «Не верю!». Актеров и вправду хотелось расшевелить и оживить их «страстные речи», как для влюбленных звучащие неубедительно.

И, наконец, многих раздражали диалоги, «неуклюжие и плоские», как позже отмечали некоторые критики. Диалоги и вправду были без изысков, однако преданные фанаты возражали, что пришли не слушать Star Wars, а смотреть. И были по-своему правы.

Спецэффекты и максимум условности

Начиная прорабатывать сценарий «Атаки клонов», Лукас уже знал, что будет снимать ленту на цифровую камеру с высоким разрешением. До него на подобное решился лишь француз Питоф, в 2001-м снявший своего «Видока». Принятое режиссером решение было весьма практичным, экономящим время и деньги: изображение сразу же поступало в компьютер, где подвергалось монтажу и обработке. Для многочисленных спецэффектов открывался невиданный простор.

Первым подвергся изменениям магистр Йоду. До II-го эпизода Йода был кукольным и не мог быстро двигаться, в новой же ленте он стал полностью компьютерным. Благодаря «цифре» появилась возможность показать потрясающую по зрелищности дуэль магистра и графа Дуку. Поклонники саги, наконец, увидели, как виртуозно владеет световым мечом 800-летний глава Совета джедаев, которому, в отличие от противника, не понадобился цифровой дублер. Их (цифровых дублеров) в фильме было предостаточно, и Лукас после признавался, что порой сам затруднялся определить, кто выполняет трюк: актер или его двойник.

Постоянные съемки на фоне синего экрана без декораций и часто без партнеров и массовки раздражали актеров. Верховный Канцлер выступал перед сенатом, стоя на помосте (декорации и слушателей добавляли после), Кеноби расхаживал по планете Камино, которая в реальности была пустынным коридором без намеков на интерьеры дворца и фабрики клонов, а Амидала нанизывала на вилку несуществующие летающие фрукты. В сцене казни, где Энакин несется на невиданном чудовище, актер просто вспрыгивал на раскачивающуюся конструкцию, а трехмерную анимацию диковинного зверя потом добавляли компьютерщики. Были в ленте и «настоящие» декорации – например, специально построенная посадочная площадка, куда прилетает корабль сенатора Амидалы. А сцена поцелуя и вовсе снималась без спецэффектов — в живописной Италии, на балконе увитой плющом Виллы дель Бальбьянелло.

Актеры и герои киноленты

Исполнителя роли юного Энакина Скайуокера Лукас искал долго. Им мог бы стать Леонардо ДиКаприо, однако актер от участия в Star Wars отказался. Мнение ДиКаприо не изменилось и в 2013-м: приглашение в VII Эпизод было им тоже отвергнуто. Свой выбор режиссер остановил на двадцатилетнем канадце Хейдене Кристенсене, который до этого снялся в драме «Жизнь как дом» и даже заработал номинацию на «Золотой глобус». Скайуокер в его исполнении – отважный юноша, немного тщеславный, порывистый и уверенный, что никакой учитель ему не нужен. Он не делает различия между «хочу» и «должен», поэтому его благие намерения добрых последствий не имеют. На то, что Энакин примкнет к Темной стороне Силы, Лукас намекает эффектным кадром: искусственная рука молодого героя, «заработанная» в схватке с графом Дуку, отсвечивает зловещим призрачным пламенем. А в эпизоде с марширующими клонами, когда темные страсти одолевают юношу, начинает звучать музыкальная тема Дарта Вейдера – имперский марш.

Роль сенатора Падме Амидалы доверили Натали Портман, молодой американской актрисе, прославившейся ролью малышки Матильды в фильме «Леон». Непоследовательные зрители называли Натали то украшением трилогии, то осыпали упреками за невнятно сыгранную любовь и отсутствие чувств в романтических сценах. Роль Амидалы в трилогии принесла актрисе новую популярность и парочку номинаций на «Золотую малину».

Джедая Оби Ван Кеноби, наставника Скайуокера, сыграл Юэн МакГрегор, шотландский актер, звезда мюзикла «Мулен Руж», прогремевшего в Каннах. Как и всякий мудрый учитель, Кеноби предчувствует, что придет время, когда одаренный падаван окажется сильнее его. О будущем джедай говорит с печальной иронией: «Чувствую, что ты (Энакин) станешь причиной моей смерти!».

Роль Канцлера Палпатина прогнозируемо досталась шотландцу Иену МакДермиду, который снимался в звездной саге с VI эпизода и стал известным благодаря Star Wars. В двух трилогиях – оригинальной и новой — актеру фактически пришлось сыграть двух персонажей. В «Атаке клонов» его герой — Галактический Канцлер, публичный политик, на словах преданный Республике, однако за спиной харизматичного Палпатина маячит тень владыки ситхов Дарта Сидиуса, мечтающего повелевать Империей.

Премьера и отзывы

Премьера «Атаки клонов» состоялась 16 мая 2002 года. Ажиотаж поклонников был невиданным: в Лондоне, например, билеты разошлись за два дня до показа, а очереди занимались ночью. Праздник авторам несколько подпортили пираты, загодя «поделившиеся» в сети копией фильма. Впрочем, даже с учетом того, что миллионы фанатов Star Wars посмотрели ленту в интернете, сборы «Атаки клонов» составили почти $650 млн. долларов – впечатляющая цифра!

Как и после «Скрытой угрозы», мнения вышедших из зала поклонников Лукаса разошлись. Одни называли II-й эпизод лучшим в саге, потрясающим фильмом о войне и любви, другие замечали, что «Звездные войны» стали не те. От авторов даже требовали прекратить снимать на синем фоне и не увлекаться созданием явно «сказочных» комичных персонажей (намекали на многострадального Джа-Джа). Однако спецэффекты, особенно финальную битву и поединок на световых мечах, хвалили все. Визуальные эффекты «Атаки клонов» заслужили даже номинацию на «Оскар», которая, к сожалению, не стала премией. Зато авторы фильма унесли две «Золотые малины» — Лукас как сценарист и Кристенсен как актер. Эти несладкие ягоды ни того, ни другого, похоже, не огорчили. Начиналась работа над III-м, завершающим эпизодом трилогии, новыми зрелищными битвами и продолжением истории об утраченной Республике и мудрых джедаях.